“Наши на кладбище”

Да, вот такая щекотливая тема. Мало кто задумывается, но глубина её – чернее мрака ночи.

Речь не именно о смерти, и кто её больше боится, привязывает к религии, и даже не о том, кто из всех народов мира собирает денежку на свои же похороны(ха-ха, блядь, это отдельная тема). Нет, речь об отношении, скорее, к умершим.

Возьмём за основу американцев(не коренных, хаха), и “наших”. Так будет проще объяснять и понимать тонкости этой проблемы. Хотя проблема-ли это?

Американцы приходят на кладбище. Начнём сразу с него. Оно у них, как правило, покрыто газоном, и только маленькие монументальные плиты рассеяны по всей площади. Аккуратно, красиво. Птички поют иной раз.

Приходить нужно в костюме. Так важнее, так солиднее. Ты приносишь дань уважения, ты представитель живых, живых родственников, друзей. Ты в скорби. Не постыдно пообщаться с умершим, новости рассказать последние. Вокруг тишина. Уголком платка вытрешь слезу, и тихонько, опустив плечи, сгорбившись в три погибели, поплетёшься прочь.

Русские приходить на кладбище по одному не любят. Это как у баб поссать – без подружки не потечёт. Приходить нужно компанией. Обязательно в ней найдётся один-два человека, которых ВООБЩЕ никто не знает. Жрут стоят, пьют, сигаретку палят, обозначая иной раз в глазах скорбь. Ну, это если взгляд на них кинут.

У русских грустные поминки только пару раз. Потом начинается, простите, пиздец. У всех добавился в календарь день-повод. Все приходят, улыбаются друг другу. Кто-то прикольчик отмочил – все ржут. Смешно, блядь. Вон один бабу свою под юбкой трогает, дома потрогать ей пизду он забыл. Вспомнил. А где вспомнил – там и трогаю, чего уж тут. Пошли все нахуй.

Напиваются все страшно. Могут начать на могиле, закончить в кабаке или ресторане. Какая разница? Покойники наших сближают. Очень. Вдову могут в эту же ночь, после попойки страшной, ебсти во все скорбящие щели. Вдовец может проститутку снять. Пф, удивил, да? Ни капли.

Теперь тяжёлая артиллерия. Если вышеупомянутые персонажи могут начать на могиле, а закончить в кабаке, то эти – победители русского шоу про покойников. Каждый четвёртый из нас лично знаком с такой ситуацией. Это, как правило, у нас в деревнях. Приходят. Пьют. Анекдоты. Дед Антон въебал Бабе Маше по еблу, а то она уже совсем охуела – вспомнила как покойный целовал в сенях её. Пьют дальше. Гармошку принесут чуть позже. Пиздец, понеслось веселье. Все в хлам. На утро дед Антон спит на столике у могилы. На столике. У могилы. НА СТОЛИКЕ. И у всех есть СТОЛИКИ.

Проснулся, шапку с земли поднял – попиздовал в сторону деревни. Его никто даже и не думал звать с собой уходить – все помнят Бабу Машу и её ебло разбитое. Ну его нахуй, Антона этого.  Сам уже скоро сдохнет, алкаш. К нему ходить будем – уже хоть спокойно будет. Заебал.

Я ни в коем случае не говорю про всех. Все мы – разные.
Но кто в этих словах не узнал “наших” на кладбище, а?

Leave a Comment